Блог издательства


Стихи поэтов-классиков в отечественном кинематографе

Советские и российские режиссеры часто вставляли в свои фильмы песни на стихотворения поэтов-классиков.

Читать полностью

Книжная культура как фактор сохранения исторической памяти

Историческая память – это совокупность сведений человечества о прошлом. Ее сохранение – важнейшее условие самоидентификации народа и его выживания…

Читать полностью

«Папин борщ»: стихи Юрия Гальцева

Известный сатирик, юморист, руководитель Театра Эстрады им. Аркадия Райкина Юрий Гальцев в этом году представил сборник своих стихотворений с трогательным и забавным названием «Папин борщ».

Читать полностью

Что ждать от разработки профстандарта «писатель»?

Министерство цифрового развития выступило с инициативой разработки профессионального стандарта для писателей, согласно которому эта творческая деятельность должна быть признана специальностью…

Читать полностью

Лучшие мотивирующие фильмы для писателей

Хорошие кинофильмы – один из источников вдохновения для писателей.

Читать полностью
Другие новости издательства
14.09.2019

Апофеоз усилий или как свести концы с концами

Можно сказать, что апофеозом событий называется максимальное напряжение героев, достигнутое в произведении. При этом уже нельзя «подлить маслица» в разгоревшийся конфликт, и сделана максимальная ставка в выбранном жанре литературы. Здесь-то и наступает время привести ситуацию к разрешению.

Получается, что все происходившее ранее превращается в «прелюдию» перед последним действием драмы. И здесь как раз и необходимо использовать все возможности, расписать все до самого конца, разрешив героям действовать так, как им заблагорассудится. Это нужно для того, чтобы напряженность и драматичность ситуации начали буквально «хлестать» через край.

    В жанре экшен, где во главе угла стоит действие, кульминацией однозначно станет смертельная битва добра со злом. Когда главный герой и его антипод сойдутся в кулачной драке на тонком проводе, висящем между двух высотных зданий…

    Если произведение относится к любовному триллеру, апофеозом станет окончательное разъяснение всех и всяческих чувств, независимо от того, что читателю уже и так все ясно. Но здесь ничего нельзя сделать, это жанр, где регулярно используются перепевки старых «песен о главном». Так задумано, что текст, аналогичный по содержанию, повторяется снова и снова, подобно какому-нибудь музыкальному шлягеру. А читатель готов его «слушать» столь же часто.

    Интеллектуальное «чтиво» отличается тем, что автор каждый раз изобретает «велосипед» — новое объяснение всего произведения с необычного ракурса, который не предполагал и сам писатель, не говоря уже о читателе. Автор в этом случае ведет себя так, как будто этот вывод лишь сейчас посетил его разум. При этом он и только он — это и есть истина в крайней инстанции. Как быть — решает писатель, в зависимости от нагруженности персонажей и жанра, в котором пишется произведение.

    Эти пики напряжения и драматизма не обязательно должны быть столь драматичными. Их можно разорвать или же вовсе убрать из готового текста. Последнее, кстати, советовал делать А.П.Чехов. А он был знатоком литературного драматизма, который немало поработал над законами развития сюжета. 

    Главным в узлах напряжения является то, что в них проявляется истинная сущность главных героев, а не та иллюзия, что прикрывала их в течение всей книги. То есть показывается, из какого «теста» вылеплен персонаж, и сколько в его внешнем обличии было от его подлинной сути. Кстати, некоторые читают книги именно с целью прояснить сущность главного героя.

    Эта привязка, применительно к персонажам, имеет очень важное значение. Нужно осознать, что очень часто литературное произведение позволяет истолковать поступки людей, понять их характеры и суть. Соответственно, завершаться книга должна, в некотором смысле, драматическим разрешением ситуации.

Однако, истинный финал служит окончательному осознанию того, что же будет дальше с главными героями. Иначе говоря, окончание романа будет неполным, если будет известно лишь о победе героя над врагами. И полным оно станет только тогда, когда прояснится состояние и судьба любого оставшегося в читательском поле зрения персонажа.

    Это действительно имеет большое значение. Ведь большое количество достаточно годных произведений остались в забвении и не пошли в печать только потому, что романист разрешил ситуацию, однако забыл в конце рассказать о том, как дальше сложилась судьба у героев. В качестве яркого примера можно привести «Остров сокровищ».

    По общеизвестной информации, Стивенсон, написав этот роман, дал прочесть его своим близким, редактору и хорошим знакомым. Все с удовольствием его прочли… И остались чем-то недовольны. Они не могли понять в чем дело, но ясно ощущали, что что-то не в порядке. И высказали писателю свои претензии. По размышлении, тот надиктовал еще пару десятков строк, совсем небольшой кусок текста. Однако, в нем Стивенсон рассказал, как сложились дальнейшие судьбы его героев. И это было то, что нужно.

    Произведение было завершено на 100%. И за первый год издавалось более пятнадцати раз, что стало абсолютным рекордом для английских романов. Кроме того, в английских домах, пабах и присутственных местах только и разговоров было, что о сокровищах, оставшихся на Острове, и о том, когда чересчур осведомленный мистер Стивенсон, похоже сам состоящий в какой-то банде, соберется написать продолжение.

    Абсолютная ясность всех персонажей дает возможность устроить ложный финал. Эта хитрая вещь позволяет прояснить сюжет произведения, но не до конца… Например,такой прием использован в «Фаворите», где главный герой побеждает главного злодея, попутно решив судьбу девицы, претендовавшей стать героиней.

Однако, подлинный финал происходит только после выявления истинной сущности неглавных персонажей. Это позволяет Фрэнсису уничтожить оставшегося противника. И здесь, как и в «Острове сокровищ» произведение полностью завершено и не требует никаких доработок.

    Подобное выявление персонажей дает возможность сводить концы с концами, описывая и объясняя все сюжетные линии, насколько это вообще возможно. И даже самый дотошный читатель не будет задавать вопросы, отчего все произошло именно таким образом, а не сложилось как-то по-другому. Ведь становится понятно, что события закончились не сами по себе, а к этому привела завершенность персонажей. Именно здесь и нужно ставить точку!

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского