Блог издательства


Проблема отцов и детей в романе Д. Митчелла «Лужок черного лебедя»

«Лужок чёрного лебедя» (другое название – «Под знаком чёрного лебедя») – роман взросления современного популярного британского писателя Дэвида Митчелла. Эта книга вышла в 2006 году и сразу стала бестселлером. Литературные критики и читатели ставят ее в один ряд с произведениями Р. Брэдбери («Вино из одуванчиков») и Д. Сэлинджера («Над пропастью во ржи»).

Читать полностью

Плоть vs дух в романе М. Митчелл «Унесенные ветром»

Роман Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» – культовое произведение американской литературы 20 века. История Юга во время и после гражданской войны, показанная через судьбу главной героини Скарлетт, ее семьи и знакомых, получилась настолько правдоподобной и пронзительной, что не теряет актуальности и в наши дни.

Читать полностью

Харри Холе – двойник доктора Хауса?

Харри Холе – главный герой серии детективов известного норвежского писателя Ю. Несбё. Для современных читателей он не менее популярен, чем Шерлок Холмс, Эркюль Пуаро и комиссар Мегрэ. Холе – профессиональный сыщик, который благодаря нестандартному мышлению и тонкой интуиции распутывает сложные преступления.

Читать полностью

В чем проблема романа «Ночной администратор»?

«Ночной администратор» – бестселлер известного британского писателя, мастера шпионских романов с лихо закрученной детективной интригой Джона ле Карре. Зная особенности работы разведки изнутри (автор несколько лет трудился в разведовательной службе), Карре достоверно воссоздавал атмосферу подковерной борьбы между департаментами и штабами, выводил узнаваемых и потому – достоверных персонажей.

Читать полностью

В чем проблемы жанра фэнтези?

Фэнтези – один из самых популярных жанров современной художественной литературы, который уходит корнями в средневековый рыцарский эпос с волшебными приключениями, магическими артефактами, фантастическими существами. В 20 веке фэнтези прочно заняло свое место в западноевропейской прозе благодаря бестселлерам Д. Толкина, К. Льюиса, Д. Роулинг.

Читать полностью
Другие новости издательства
07.09.2019

Интродукция, триггер и сложности

Интродукция произведения является не слишком сложной вещью и несет скорее справочный, нежели художественный смысл. Например, в ней практически всегда описываются место и время, где и когда начинает развиваться сюжет. Нередко именно в исходных условиях писатель упоминает те характерные особенности, которые ему хотелось бы развить в своем произведении.

Условно говоря, это ружьё которое автор хотел бы повесить заранее на стену, чтобы в нужный момент оно смогло выстрелить. Чем длиннее временной период, в течение которого читателю известно об этом оружии, тем громче выстрел, когда он прозвучит. Это подтверждается богатой писательской практикой.

    Такими особенностями являются семейные тайны, прабабушкины медальоны, тату на персонаже с амнезией или призрак на деревенской улице… На самом деле это может быть все, что угодно. В том и состоит искусство писателя, чтобы обнаружить эту особенность, правильно представить ее в произведении, а в конце книги эффектно воспользоваться ею.

    Лучше всего не пытаться представить все сразу в самом начале текста. В коммерческих произведениях требуется очень быстрое вступление, там некогда тратить время на описание исходных условий. Из-за этого многие вступительные данные подаются в завуалированной форме и, к тому же, отнюдь не в начале произведения. Это очень сильно напоминает титры в голливудских блокбастерах, идущие поверх изображения, они считают это интересным и действенным.

    Однако, а этом случае надо обладать одним дополнительным уменьем, а именно, твердо помнить то, о чем написано в начале книги. Иначе говоря, чтобы не запутаться, необходим четкий план действий. Кроме этого, нужно, чтобы исходные условия не оказались «запрятаны» слишком глубоко в тексте.

По некоторой достоверной информации, действительно существенные данные, которые «всплывают» после одной десятой произведения, являются абсолютно точным знаком того, что сюжет затянут и действие развивается слишком медленно, а читатель вряд ли вовлекается в процесс, как и сам автор.

    Про триггер уже давно написаны длинные монографии. Так называется довольно хитрый прием, предназначенный для развития сюжета. Его хитрость заключается в его простоте, даже обыденности. Триггером может стать, например, чужое письмо, случайно попавшее в руки главного героя, где написано нечто настолько важное, что не использовать этого нельзя, или труп, упавший из какого-то окна высотного здания на автомобиль главного героя.

Триггеру необходимо быть достоверным, чтобы читатель понял – после его включения вся жизнь главного героя изменилась навсегда, и пусть без его желания, но по воле людей, заинтересованных в этом. Например, тех, кто желает узнать секретную информацию, или полиции, которая не верит, что труп, упавший на авто, вовсе не доказывает виновность ГГ.

    По своей сути триггер напоминает курок, через боек передающий энергию удара капсюлю, после которого взрывается порох в гильзе, выбрасывая пулю, летящую… Туда, куда нужно автору произведения. Кстати, иногда писатель может не показать, как подействовал триггер. То есть он срабатывает где-то далеко, за горизонтом событий, так что даже не появляется в воображении читателя. По ассоциации с киносъемочным процессом такой триггер называется закадровым. Но что бы с ним ни делали, как бы ни обращались, он все равно есть. И так или эдак действует на сюжетную линию.

    Есть ещё один момент. Когда идет процесс конструирования фабулы, нужно не позволять себе останавливаться на случайных проявлениях триггера, в произведении необходимо вычленить истинный «курок» и им воспользоваться. Иначе текст произведения не «простит» этого, а общая схема романа получит дефект, настолько сильный, что это может быть непоправимо, если не найти истинное начало развития сюжетной линии.

    Когда игра начинается всерьез, тут же начинают проявляться различные особенности, наподобие условий поединка, свойств игроков и др. Обычно, они доставляют герою определенные сложности. Иногда они могут быть просто способом, которым писатель проявляет свой взгляд на мироустройство и дает комментарии по этому поводу.

Сложности бывают большие и малые, непреодолимые и малозначительные. Они могут иметь отношение к тому, что побеждает противная сторона, а могут быть нейтральны. Иногда сложности проявляются на уровне Провидения, а иной раз могут быть легко преодолимы. Это как кирпич, упавший с крыши на голову, или камушек, который застрял в подошве ботинка.

    В том, как писатель подбирает сложности для главного героя, проявляется его опыт и знание жизни. В том, как он избавляет персонажа от них, проявляется его умение жить и выживать.  Благодаря именно этой черте большого произведения, можно утверждать, что именно написание романа может повысить адаптивные свойства писателя, натренировать его житейский «глазомер» и даже способность добиваться своих целей.

    Стоит добавить, что сложности нужно выбирать предельно плавно и с учетом пользы для сюжета и персонажей. Нет нужды браться за все и сразу. Лучше как следует «разложить все по полочкам», чтобы читателю стало понятно, какую из проблем главный герой решает в данный момент, поступая определенным образом. Очень важно, чтобы все было сделано максимально естественно и гармонично, т.е. таким образом, как сам автор поступил бы в подобном случае. И этого довольно.

По всем вопросам обращайтесь:

Ковалевская Юлия Валентиновна
ТЕЛЕФОН: 8 (999) 646-43-04
E-MAIL: book@litromir.online

Пресс-служба ОАММПП

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского