Блог издательства


Дробление действительности и времени в «интеллектуальном романе»

Ужасы Первой мировой войны 1914-1918 годов породили кризис общественного сознания.

Читать полностью

Элементы антиутопии в произведениях Л. Петрушевской, А. Кабакова, Т. Толстой

Антиутопия – жанр литературы, который – в отличие от утопии – рисует крах  идеалов и доказывает невозможность построения общества на основе несбыточных мечтаний.

Читать полностью

«Никто не забыт, ничто не забыто»: поэзия Великой Отечественной войны

Лирика 1941–1945 годов – яркое явление в советской поэзии. Помимо патриотического пафоса она обращает на себя внимание рядом литературных достоинств

Читать полностью

Главные черты французского «романа-реки»

«Роман-река» – общее название для литературного направления во Франции конца 19 – 20 века, которое пришло на смену реализму.

Читать полностью

Секреты литературного мастерства от Б. Снайдера

Блейк Снайдер – голливудский сценарист, автор бестселлера «Спасите котика. И другие секреты сценарного мастерства».

Читать полностью
Другие новости издательства
03.08.2021

Кэтрин Коултер: читаем про любовь

В прошлом году исполнилось семьдесят восемь лет одной из самых оригинальных и ярких авторов любовных женских романов Кэтрин Коултер. Интересно, что в литературу писательница пришла почти случайно, хотя ещё в пятнадцать лет написала два «романа» по несколько десятков страниц (жанр неизвестен), а, изучая историю в университете Техаса, писала стихи.

Однако в дальнейшей жизни, казалось бы, ничто не могло подтолкнуть Кэтрин Коултер к литературе. Ничто, кроме одиноких вечеров, – муж работал и учился на врача одновременно, и Кэтрин приходилось долго дожидаться его вечерами, — и.… любовных романов сомнительного качества, к чтению которых она пристрастилась, чтоб скоротать время. Возвращаясь, муж, естественно, желая быть в курсе «увлечения» жены, спрашивал, что за книгу она читала, понравилась ли она ей. И однажды Кэтрин в сердцах просто-напросто выкинула очередной роман, вскричав «да любой мог бы интересней написать!» — «Даже ты?» — смеясь, спросил муж.

И Кэтрин Коултер приняла вызов. Она написала мрачноватый исторический любовный роман (используя то самое время, которое прежде тратила, читая подобную продукцию) по близкой ей теме – эпохе английского Регентства (именно историю Европы 19-ого века она ещё не так давно изучала в университете), и послала в издательство. Ответ пришёл быстро: роман приняли, и предложили начинающей писательнице контракт на три романа в год.

Первая её книга, «Осенняя графиня» (переизданная в 1999 году и более известная русскому читателю под сокращённым названием «Графиня»), вышла, когда Кэтрин исполнилось тридцать шесть лет, а уже к своему сорокалетию Кэтрин Коултер зарабатывала только романами – причём достаточно, чтоб не подписывать кабальных контрактов. Возможно, именно из-за последнего обстоятельства, её произведения всегда очень качественно написаны, их легко переводить, а главное – они реально интересны! Из пятидесяти книг Коултер 42 становились бестселлерами, рекорд, недоступный для многих других «королев жанра», выдающих продукцию сотнями томов!

Что же, Кэтрин и в самом деле доказала – и не только мужу, но и всему миру! — что может писать любовные романы лучше многих признанных современных писательниц, ставших известными, скорее, благодаря количеству, но не качеству выпущенными ими в свет книг.

Если говорить о любовных романах Кэтрин Коултер, то поражает прежде всего, разнообразие эпох и времён, в которых происходит действие в её произведениях. И, несмотря на то, что эпоху европейского Регентства Кэтрин Коултер сама любит еще с университета, наибольшего интереса заслуживают её «любовные триллеры» — романы о молодой практикантке ФБР и влюбленном в неё опытном агенте, вышедшие в самом конце прошлого века. Даже непонятно, стоит ли называть романы этой серии «любовными» — в них писательница подробно рассказывает о методах работы различных специалистов ФБР – психологов, экспертов, компьютерщиков. Ярко – любой автор романов-«ужастиков» от зависти ужаснулся бы, — описывает зверства отрицательных персонажей, за которыми охотятся главные герои.

В цикле «Регентство» стоит отметить романы «Неистовый барон», «Наследник», «Прелестная лгунья»… Эти романы, безусловно, хороши, как и другие, но, все же писать об Англии эпохи Регентства после Джудит Макнот и Джорджет Хейер объективно трудно, поэтому не каждый из читателей присоединится к мнению, что Кэтрин Коултер и в этом жанре «написала лучше»!

Помимо четырех романов о любви и ревности – и, главное, верности! – во времена древних викингов (в которых Кэтрин, не смущаясь современной, вновь становящейся все более пуританской моралью, смело вставляет довольно натуралистические сцены), обязательно нужно отметить ряд любовных романов Коултер из «современной жизни», в особенности «Топ-модель» и «Необоснованные претензии». К сожалению, на русский язык эти книги переводят не слишком активно, найти их сложно, если не невозможно.

Зато цикл «Магия» — а тема «любовь и магия», совмещенные в жанре «любовного романа», кажется, оригинальная находка именно Коултер, который тоже сложно найти изданным на бумаге, можно скачать почти с любого книжного сайта на свою «читалку». Отдельными малыми циклами «Дьявол» и «Наследство» вышло еще пять или шесть очень оригинальных романов писательницы. Словом, очень рекомендуем вам «увлечься» этим автором – в любовных романах Кэтрин Коултер есть все – от магии до экспертиз ДНК, от хулиганов до благородных герцогов. К тому же, вдруг, читая вечерами её книги, вы вдруг закричите – «Да я и сама лучше написать могу!» Дерзайте!

Пресс-служба ОАММПП

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского