Блог издательства


«Горит, горит звезда моих полей»: очарование лирики Н. Рубцова

Николай Рубцов – один из лучших советских поэтов, автор замечательных лирических стихотворений, посвященных Родине: ее людям и красоте природы.

Читать полностью

Самые драматичные дуэли в русской классической литературе 19 века

Евгений Онегин и Владимир Ленский. Это, пожалуй, самая сильная и драматичная дуэль в русской литературе 19 века…

Читать полностью

Три английские сестры: о Джен Эйр и ее кузинах

«Джен Эйр» – известный роман английской писательницы Шарлотты Бронте, который по праву входит в золотой фонд мировой классики.

Читать полностью

«Видение розы» в литературе и балете: опыт сравнения

Стихотворение Т. Готье «Видение розы» – короткое, но очень красочное, нежное и романтичное. В нем поэт создал образ-видение цветка, который видит девушка в своих грезах после первого бала.

Читать полностью

Наполеоновское нашествие в романе «Сожженная Москва»

«Сожженная Москва» – роман писателя 19 века Г. П. Данилевского о нашествии Наполеона в Россию в 1812 году. Григорий Петрович писал эту книгу явно под влиянием эпопеи Л. Н. Толстого «Война и мир»…

Читать полностью
Другие новости издательства
13.02.2020

Классика в кино

Чтобы проанализировать сложность переложения классических произведений в киносценарий, для начала необходимо отказаться от статичного представления о культуре вообще. Ведь, что такое классика? Она является прошлым, которое переместили в будущее, и не является какой-то «капсулой времени», предназначенной для сохранения классических трудов…

Правильно интерпретировать классику — это дать культуре возможность развиваться, расти и обогащаться за счет использования опыта прошлых поколений. Именно это происходит, когда снова и снова экранизируются казалось бы уже детально проработанные произведения, такие как «Война и мир», «Анна Каренина», «Пиковая дама» и др.

Современные способы и характер экранизаций изрядно изменились в сравнении не только с немым кино, когда на экране появилась «Анна Каренина» и «Бесы» Достоевского, но и с кинолентами конца прошлого века, такими как «Преступление и наказание», «Братья Карамазовы» и др. По самым разным причинам у советских сценаристов, создававших свои работы на основе первоисточников, часто получалось временное опережение перед теми, кто писал текст «с нуля». 

Так классика позволяла создавать сценарий, заполненный довольно длинными лакунами, нужными по смыслу произведения. В результате, «Мертвые души», снятые в 1909-ом году удалось уложить в 8 минут экранного времени, а «Идиота», снятого через год — в 22. Всего лишь через два года «нашего» Александра Сергеевича экранизировали более 20 раз, Гоголя — 17, Чехова — 13, Лермонтова и Крылова — по 7 раз. Переложение на кинопленку классических произведений превратилось в настоящую битву, в которой «гибли» как начинающие «киноделы», так и монополисты, считавшие, что они уже достаточно «понюхали пороху» для того, чтобы быть коммерчески успешными. 

Начало нынешнего века мало отличается в этом смысле от века минувшего. И продюсеры, и режиссеры, и сценаристы считают себя в праве «замахиваться» на такие шедевры, которые им явно не «по зубам». Достаточно вспомнить последние постановки той же «Анны Карениной», «Идиота» или «Тихого Дона». При этом есть и явно успешные попытки такого переложения классики, например: «Даун Хаус», созданный Романом Качановым по сценарию Ивана Охлобыстина.

Хотя, по-своему современные творцы, быть может, и правы, учитывая явный дисбаланс в сторону «смотрения» в ущерб чтению. Однако, тот факт что за дело берутся люди мало подготовленные к подобной работе заставляет только еще внимательнее перечитывать сами классические произведения и увеличивает удовольствие от просмотра уже ставших «классическими» кинопостановок второй половины XX-го века, таких как бондарчуковская «Война и мир» и т.п. 

При этом коммерческий успех современного кино напрямую связан с тем, насколько правильно создателями фильма понимается специфика теле- и киноверсий литературного первоисточника. В отечественном кино наблюдается некий переход от киносценариев, создаваемых по мотивам классики, собственно, к первоисточнику. Это подчеркивает «ять» в «Идиотъ» режиссера Бортко… Однако, как сказал Лев Аннинский, чтобы обрести настоящего Толстого, все же надо идти не в кино, а в библиотеку…

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского