Блог издательства


Элементы антиутопии в произведениях Л. Петрушевской, А. Кабакова, Т. Толстой

Антиутопия – жанр литературы, который – в отличие от утопии – рисует крах  идеалов и доказывает невозможность построения общества на основе несбыточных мечтаний.

Читать полностью

«Никто не забыт, ничто не забыто»: поэзия Великой Отечественной войны

Лирика 1941–1945 годов – яркое явление в советской поэзии. Помимо патриотического пафоса она обращает на себя внимание рядом литературных достоинств

Читать полностью

Главные черты французского «романа-реки»

«Роман-река» – общее название для литературного направления во Франции конца 19 – 20 века, которое пришло на смену реализму.

Читать полностью

Секреты литературного мастерства от Б. Снайдера

Блейк Снайдер – голливудский сценарист, автор бестселлера «Спасите котика. И другие секреты сценарного мастерства».

Читать полностью

Софокл – трагический поэт эпохи расцвета Афин

Софокл (5 век до нашей эры) – самый известный древнегреческий поэт периода расцвета афинской демократии в так называемый «век Перикла»

Читать полностью
Другие новости издательства
28.10.2021

Любовь и ненависть в романе М. Ниеми «Дамба»

Шведский писатель М. Ниеми – один из самых популярных современных европейских авторов. У себя на родине он известен не только как романист, но и как драматург и поэт. Российские же читатели знают его, в первую очередь, по книгам «Популярная музыка из Виттулы» и «Сварить медведя». Оба произведения очень не похожи друг на друга: первое – это наполовину автобиографичный роман о юности автора на севере Швеции в 1960-е годах; второе – исторический детектив. А «Дамба» – это специфический роман-катастрофа с довольно мрачным юмором, сценами с рейтингом 18+ и максимально неприятными (за редким исключением) персонажами.

 В основе сюжета – локальное бедствие на севере страны, а именно, – прорыв дамбы и затопление города. Ниеми тонко и довольно убедительно обнажает человеческие натуры в критический момент выживания. К сожалению, большинство героев ведет себя крайне неприглядным образом. Оказывается, люди способны на преступление, лишь бы выжить. Эта аксиома, известная обывателю, показана на страницах романа настолько буднично и прозаично, что вызывает чувство страха, смешанного с отвращением.

Многие читатели жалуются, что в книге слишком много персонажей, что они толком не прописаны, что их поступки способны пошатнуть веру в человечество и справедливость… Но, похоже, автор сам не видит выхода из создавшейся патовой ситуации. Он просто констатирует печальный факт, что в критический момент «человек человеку волк».

Впрочем, даже в этом водном хаосе нашлось место для любви. Например, пилот, который под влиянием личной драмы решился на самоубийство, в момент трагедии оказал помощь пострадавшим. Но этих утешительных сцен в романе крайне мало, так что после прочтения остается неприятный осадок в душе.

К сожалению, в финале произведения автор не делает никаких утешительных выводов насчет людей вообще и своих героев – в частности. В представлении Ниеми даже страшная катастрофа не в состоянии повлиять на человеческую натуру и исправить ее в лучшую сторону.

Роман очень динамичен – как быстрое течение разлившейся реки. Поэтому неудивительно, что у героев нет времени, чтобы как следует обдумать свои поступки. В момент трагедии в них просыпаются животные инстинкты, ненависть, страх, эгоизм. Нормальной человеческой любви в романе настолько мало, ее так явно и сильно не хватает, что читатель, наблюдая на героями романа Ниеми, объективно приходит к выводу, что ее отсутствие – главная катастрофа всего человечества.

Пресс-служба ОАММПП

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского