Блог издательства


«Горит, горит звезда моих полей»: очарование лирики Н. Рубцова

Николай Рубцов – один из лучших советских поэтов, автор замечательных лирических стихотворений, посвященных Родине: ее людям и красоте природы.

Читать полностью

Самые драматичные дуэли в русской классической литературе 19 века

Евгений Онегин и Владимир Ленский. Это, пожалуй, самая сильная и драматичная дуэль в русской литературе 19 века…

Читать полностью

Три английские сестры: о Джен Эйр и ее кузинах

«Джен Эйр» – известный роман английской писательницы Шарлотты Бронте, который по праву входит в золотой фонд мировой классики.

Читать полностью

«Видение розы» в литературе и балете: опыт сравнения

Стихотворение Т. Готье «Видение розы» – короткое, но очень красочное, нежное и романтичное. В нем поэт создал образ-видение цветка, который видит девушка в своих грезах после первого бала.

Читать полностью

Наполеоновское нашествие в романе «Сожженная Москва»

«Сожженная Москва» – роман писателя 19 века Г. П. Данилевского о нашествии Наполеона в Россию в 1812 году. Григорий Петрович писал эту книгу явно под влиянием эпопеи Л. Н. Толстого «Война и мир»…

Читать полностью
Другие новости издательства
20.01.2023

Несколько слов о первом переводе «Властелина колец» в СССР

«Властелин колец» – всемирно известный роман Дж. Р. Р. Толкина об удивительном мире Средиземья и головокружительных приключениях его обитателей. Это произведение стои́т у истоков сверхпопулярного на сегодняшний день жанра фэнтези. Толкин был революционером, вернее, пионером данного жанра. Сказочный сюжет, волшебство, магические артефакты он поднял на принципиально новый – взрослый, почти научный уровень. Неудивительно, что его произведение, которое из-за большого объема публикуется в трех частях, до сих пор кружит голову даже искушенным и избалованным читателям.

Успех «Властелина колец» отозвался в Советском Союзе слабым эхом. Советские читатели не имели ни малейшего понятия о фэнтези. Правда, в СССР любили и читали фантастику, в том числе, – научную, но так как это все-таки разные жанры, то любители и ценители произведения Толкина понимали, что он станет культурологическим шоком. Поэтому первая переводчица «Властелина колец» Зинаида Бобырь сделала ход конем: она попыталась загнать волшебный, фэнтезийный мир Толкина в прокрустово ложе научной фантастики. Зинаида Бобырь была талантливой переводчицей: она знала 12 языков и отличалась стахановской трудоспособностью и энергией. И то, что современному читателю кажется фантастикой, для нее было вполне реально. Она даже придумала ученых, которые на полном серьезе пытались объяснить загадку кольца с технической точки зрения.

Зинаида Бобырь была профессионалом своего дела, поэтому коллеги не верили, что «Повесть о кольце» – ее работа. А между тем переводчица в буквальном смысле действовала на свой страх и риск. Цензура бы не пропустила книгу с серьёзной магией. Волшебство «Властелина колец» совсем недетское, и строгие издатели не рискнули бы публиковать книгу с магическим кольцом и продвинутыми волшебниками. К тому же существовала реальная опасность, что бдительные цензоры усмотрят в Мордоре аллюзию на Советский Союзе, а в Сауроне – намек на товарища Сталина.

Нужно было как-то смягчить градус напряжения, и Зинаида Бобырь придала фэнтезийному миру Средиземья антураж фантастики в духе произведений Станислава Лема, который более или менее знаком советскому читателю. Сейчас труд Зинаиды Бобырь назвали бы фанфиком. Однако культурные читатели, несомненно, отнесутся к ее работе более серьезно: ведь это была первая ласточка от Толкина, пробившая железный занавес.

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского