Блог издательства


Интервью с нашим автором

Сегодня мы задали вопросы писателю Ивану Леденцову, автору книги «Наши Души».

Читать полностью

«Не быть»!»: каких произведений не хватает в школьной программе по литературе?

В последние годы все чаще встает вопрос об обновлении школьной программы по литературе.

Читать полностью

«Графиня де Монсоро» (1971 г.) vs «Графиня де Монсоро» (1997 г.): какая лучше?

Роман «Графиня де Монсоро» А. Дюма-отца входит в книжную трилогию о борьбе Генриха Наваррского за французский престол.

Читать полностью

«Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли: плюсы и минусы

Этот фильм, снятый в далеком 1968 году, до сих пор считается эталонной экранизацией «самой печальной повести на свете».

Читать полностью

К чему приводит сокращение классики в школе?

В последние годы в российских школах наблюдается печальная тенденция к сокращению числа произведений старой доброй русской классики и к замещению их сочинениями современных писателей…

Читать полностью
Другие новости издательства
23.06.2020

Писатели в период самоизоляции

Немало русских классиков также «попробовали на вкус» что такое самоизоляция. Называлось это тогда по-другому, но суть от этого не меняется. Кто-то из них оказывался в городах, закрытых на карантин, кто-то отправлялся в ссылку, а кто-то и сам, добровольно, уходил в «затворники».

Все знают про Болдинскую осень Александра Пушкина, а А.Герцен описал Москву в период холерной эпидемии 30-х годов позапрошлого века. Так же, как и в современной России, остановились коммерческие операции по всей стране, также был закрыт въезд и выезд из городов.

Мемуары Герцена «Былое и думы» повествуют о том, как в холера пришла в Москву. Автор тогда был студентом университета и после гибели нескольких студентов и преподавателей вместе со всеми был отправлен на домашний карантин. А дома — хлористая известь и «разбойничий» уксус, а также диета столь строгая, что при полном ее соблюдении сама могла довести человека до болезни.

Герцен пишет о том, какая мрачная атмосфера царила в Москве. Сократилось количество пешеходов и карет. Последние, перевозя больных, двигались очень медленно в сопровождении полиции. Черные фуры с трупами пугали людей, сторонившихся их. Ежедневно выходило по два специальных бюллетеня о холере. Москва находилась в оцеплении, как в во время войны. Боязнь заболеть сильно занимала умы горожан, а перед властью уже не было былого страха, и люди роптали. Все это сильно напоминает то, что было у нас пару месяцев назад.

Некоторые литераторы «спасались» от эпидемии целыми семьями. Так Е.Баратынский оказался в карантине, приехав в свое имение недалеко от Казани. Он улаживал там юридические вопросы касательно приданого. Сначала Баратынский ощутил себя в ссылке. Затем оно ему даже понравилось.

Поэт начал писать своим знакомым москвичам, что в Москве был просто «замучен» скучными визитами. Испытывая творческий кризис, он вдохновился примером Пушкина и впервые попробовал написать прозаическое произведение. Казанская изоляция заставила Баратынского проводить больше времени с его супругой. Так А.Энгельгардт стала ему настоящей музой. Как выяснилось позже, это был самый спокойный период в их семейной жизни.

Из-за своего инакомыслия даже в режиме «самоизоляции» многие русские литераторы часто «нарывались» на неприятности с властями и позже становились иммигрантами, отправлялись в ссылку и даже в тюрьму. В этом прискорбном случае все свои настроения и мысли писатель передавал своим героям, которые не были так стеснены в их выражении. Так Лермонтов, отправленный на Кавказ, якобы чтобы подлечить свое здоровье, познакомился с интересным человеком и врачом Н.Майером и снова увидел Н.Сатина, своего хорошего знакомого, талантливого переводчика. Обоих он вывел в качестве персонажей «Героя нашего времени»…

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского