Блог издательства


Элементы антиутопии в произведениях Л. Петрушевской, А. Кабакова, Т. Толстой

Антиутопия – жанр литературы, который – в отличие от утопии – рисует крах  идеалов и доказывает невозможность построения общества на основе несбыточных мечтаний.

Читать полностью

«Никто не забыт, ничто не забыто»: поэзия Великой Отечественной войны

Лирика 1941–1945 годов – яркое явление в советской поэзии. Помимо патриотического пафоса она обращает на себя внимание рядом литературных достоинств

Читать полностью

Главные черты французского «романа-реки»

«Роман-река» – общее название для литературного направления во Франции конца 19 – 20 века, которое пришло на смену реализму.

Читать полностью

Секреты литературного мастерства от Б. Снайдера

Блейк Снайдер – голливудский сценарист, автор бестселлера «Спасите котика. И другие секреты сценарного мастерства».

Читать полностью

Софокл – трагический поэт эпохи расцвета Афин

Софокл (5 век до нашей эры) – самый известный древнегреческий поэт периода расцвета афинской демократии в так называемый «век Перикла»

Читать полностью
Другие новости издательства
08.11.2021

Последовательное безумие в романе «Остров проклятых»

В нашей стране роман американского писателя Дэнниса Лихэйна «Остров проклятых» известен, в первую очередь, по одноимённому остросюжетному триллеру режиссера Мартина Скорсезе с Леонардо ДиКаприо в главной роли. А в Америке это произведение довольно известно и считается одним из лучших в своём жанре.

По сюжету романа следователь Тэд со своим напарником Чаком прибывает на уединенный остров, чтобы провести расследование в закрытой лечебнице для душевнобольных преступников. По ходу следствия главный герой постепенно приходит к убеждению, что на острове проводят незаконные эксперименты на психике больных. Подозрительное поведение медперсонала как будто подтверждает эту версию.

В то же время Тэда преследуют странные сны и галлюцинации, которые причудливо смешиваются с реальностью. Тем не менее, герой действует довольно последовательно и в конце концов даже пробирается в самое «логово преступников» – секретную лабораторию, где происходит  финальное объяснение с главным доктором лечебницы. В результате читатель узнает шокирующую правду – оказывается, Тэд – пациент этой больницы, а расследование было лишь ролевой лечебной игрой, организованной медиками, чтобы вернуть его в реальность.

Сумасшествие Тэда было тяжелым (он и раньше несколько раз срывался, погружаясь в выдуманный мир собственных иллюзий), но довольно последовательным. Несмотря на галлюцинации, он наблюдал, анализировал и рассуждал весьма логично. Причина этого необычного синдрома проста – герой подсознательно чувствовал свою вину (Тэд отбывал наказание в лечебнице за убийство жены), и этот безотчетный инстинкт помогал ему оставаться человеком.

Атмосфера книги чем-то похожа на детектив Агаты Кристи «Десять негритят». Остров проклятых напоминает Негритянский остров, который тоже был оторван от цивилизации. Такая обстановка пробуждает в человеке скрытые страхи и заставляет взглянуть на мир другими глазами. Тэд, который в ролевой игре был фактически предоставлен самому себе, изощренным, но в целом верным образом нашел себя.

Герой жаждал узнать правду о «преступлении» в клинике, а в результате обнаружил его в себе, так как еще не был законченным человеком. Но к сожалению, Тэд не нашел в себе силы жить с этим горем. Он выбрал путь в никуда – страшную операцию, которая стирает память. У него не хватило мужества выстрадать чувство вины, которое могло бы его закалить и обновить – как Раскольникова в романе «Преступление и наказание».

Пресс-служба ОАММПП

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского