Блог издательства


Дробление действительности и времени в «интеллектуальном романе»

Ужасы Первой мировой войны 1914-1918 годов породили кризис общественного сознания.

Читать полностью

Элементы антиутопии в произведениях Л. Петрушевской, А. Кабакова, Т. Толстой

Антиутопия – жанр литературы, который – в отличие от утопии – рисует крах  идеалов и доказывает невозможность построения общества на основе несбыточных мечтаний.

Читать полностью

«Никто не забыт, ничто не забыто»: поэзия Великой Отечественной войны

Лирика 1941–1945 годов – яркое явление в советской поэзии. Помимо патриотического пафоса она обращает на себя внимание рядом литературных достоинств

Читать полностью

Главные черты французского «романа-реки»

«Роман-река» – общее название для литературного направления во Франции конца 19 – 20 века, которое пришло на смену реализму.

Читать полностью

Секреты литературного мастерства от Б. Снайдера

Блейк Снайдер – голливудский сценарист, автор бестселлера «Спасите котика. И другие секреты сценарного мастерства».

Читать полностью
Другие новости издательства
07.02.2022

Путь дворянства в статье В.О. Ключевского «Евгений Онегин и его предки»

Статья В.О. Ключевского «Евгений Онегин и его предки» – одна из лучших литературно-критических работ о знаменитом романе в стихах А.С. Пушкина. В этом небольшом эссе знаменитый историк блестяще раскрыл внутренний мир и причины «русской хандры» главного героя.

Ключевский создал галерею воображаемых, но вполне правдоподобных предков Онегина и проследил их судьбу, начиная с середины 17 века до 1820-х годов, когда Пушкин сочинил свое самое знаменитое произведение.

По мнению Ключевского, Евгений Онегин вышел из вполне типичного дворянского рода, который верой и правдой служил своему государю, довольствовался скромным жалованием, не мучился философскими думами и, следовательно, не скучал и не хандрил. Но на рубеже 17-18 веков в его положении наметился серьезный перелом. Петровские реформы пошатнули устоявшийся жизненный уклад и привели к переменам не только в быту, но и в умонастроениях мыслящего меньшинства. Предки Онегина – как и все дворяне того времени – были вынуждены получить европейское образование, которое находилось в кричащем противоречии с российской действительностью.

Получив навыки военной и гражданской службы, овладев иностранными языками, освоив придворный этикет, а главное, – начитавшись книг заграничных просветителей, дворяне прониклись идеей необходимости преобразования российского быта, модернизации общественно-политического устройства по западноевропейскому образцу и развития экономики в духе рыночного капитализма. Однако эти пламенные мечты разбились о пресловутую обломовщину, о которой написал несколько позднее И.А. Гончаров.

Этот удар дворяне переживали по-разному. Кто-то рвал с обществом (как Чацкий), другие пускались в бесцельные путешествия (как Печорин), а остальные впадали в русскую хандру – как Евгений Онегин. Впрочем, у этого героя был выход из депрессии – труд, который, однако, «ему был тошен». Многие представители высшего сословия пересмотрели свои грандиозные планы и сменили их на более мелкие житейские задачи, которые выполняли с относительным успехом. А другие дворяне – вроде Евгения Онегина – так и не нашли себе места под солнцем. И как следствие – превратились в пессимистов и меланхоликов, портящих жизнь окружающим.

В своей статье Ключевский тонко иронизирует над томной ленью дворян типа Онегина, хотя ни в чем их не упрекает, объясняя их поведение огромной пропастью между высшим сословием и народом, от которого оно оторвалось вследствие петровских реформ.

Пресс-служба ОАММПП

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского