Блог издательства


Писательские лайфхаки от Энн Ламотт

Энн Ламотт – известная американская писательница, автор бестселлеров в жанре художественной прозы и нон-фикшена. Ее перу принадлежит замечательная книга – «Птица за птицей»

Читать полностью

Эжен Лабиш – мастер водевиля и тонкий психолог

Эжен Лабиш – известный французский драматург 19 века, автор ста комедий, водевилей, фарсов, которые с огромным успехом шли на бульварных подмостках.

Читать полностью

«Мой дядя Адриано» – новинка о легенде итальянского кино и диско

В этом году на книжном рынке вышла интересная новинка о мире кино – биография легенды итальянского кинематографа Адриано Челентано. Книгу «Мой дядя Адриано» написал журналист Бруно Перини, племянник звезды голубых экранов и модного диско.

Читать полностью

«Курс русской истории» В. О. Ключевского: плюсы и минусы

«Курс русской истории» – фундаментальное исследование В. О. Ключевского, которое оказало огромное влияние на развитие отечественной исторической науки конца 19 – начала 20 века.

Читать полностью

Проблемы российского общества в «Очерках по истории русской культуры»

«Очерки по истории русской культуры» – фундаментальное исследование П.Н. Милюкова, посвящённое культурной истории России с древних времен до 20 века.

Читать полностью
Другие новости издательства
30.09.2019

Такие разные финалы

    Некоторое время назад стали появляться различные рецензии в сети Интернет и на бумажных носителях, где все чаще выражается претензия, касающаяся отсутствия полноценной концовки произведения.

На форумах читателя хватает возмущенных воплей: «Финала нет!». Можно спорить об объективности вопящих, однако проблема достаточно острая: концовка книг не удовлетворяет каждого второго читателя. То есть получается так, что книга понравилась, но завершилась не так и не тем…

    Что является финалом литературного произведения? Это кульминационный момент и развязка. Можно уточнить еще раз — это максимум напряжения в конфликте и проистекающая из сюжета развязка. Только вместе эти две сюжетных составляющих дают полноценный финал. Кроме того, образно выражаясь, финал покоится на трех больших китах: теме, идее и линии событий.

    Автор произведения, перед тем как начать писать его, собирает материал на некую интересующую его тему. О том, что происходило в таком- то месте, в такое-то время, с такими-то героями, живущими в определенном обществе.

С театральной точки зрения темой являются предлагаемые обстоятельства. После ее окончательного раскрытия можно сказать, что автор пришел к завершению тематической линии, выдав комплект описаний, необходимый для понимания идеи и правильной интерпретации действия.

    Вторая «дорога», ведущая к финалу — это идея. Автору понадобилось провести некую важную для него идею в форме литературного произведения, и в финале эта мыслеформа должна обрести свое максимальное воплощение. Тогда можно говорить о ее состоятельности, ибо это означает, что автор не просто «отбывал номер» по многочисленным просьбам, но действительно имел, что сказать читателю.

     Для того, чтобы подойти к финалу нужна событийная линия, действие. Цепочка событий, завязанных на конфликт, который изменяет мотивацию у всех действующих персонажей и подводит читателя к финалу действия. Например, произошло это и это, закончилось так-то и так-то. Это должно быть понятно читателю на любом этапе книги.

    Именно на этих трех опорах и покоится финал произведения. Тема раскрыта в полном объеме, идея изложена целиком, а конфликт достиг своего пика и был полностью реализован в ряду событий. Конечно, завершить произведение можно, «оперев» финал всего на одну «ногу», однако это, мягко говоря, не очень устойчиво.

    Кроме всего прочего, финал произведения весьма зависим от типа произведения. Типология берется с конструктивной, а не с литературоведческой точки зрения. Это может быть и отдельное завершенное произведение, наподобие рассказа, повести и романа, и сериал, цикл, и так называемый «роман-фельетон».

Каждому из этих произведений соответствуют разные финалы. Кроме того, существуют и смешанные литературные формы, о которых нельзя сказать, что они принадлежат к какому-то конкретному типу.

    Финалы могут быть общими, могут быть у отдельных серий, частей и глав. Бывают и промежуточные концовки, которые чаще всего появляются по маркетинговым соображениям. Тут уместно упомянуть «Войну и мир» Л.Толстого или «Сагу о Форсайтах» Дж.Голсуорси. Автор по договоренности с издателем обрывал произведение на более-менее завершенном эпизоде, чтобы тот мог издать его отдельной книгой.

Типы произведений:

    Рассказ, повесть и роман представляют собой тематически, идейно и событийно законченные произведения, не испытывающие нужды в связях с другими литературными произведениями.

    Сериал является неким набором произведений, имеющих общую тему (с одинаковыми героями, местом и временем действия и повествовательным материалом) и единую идею, связывающую сериал на внесюжетном уровне. Каждая отдельная «серия» сюжетно не завершена и воспринимается неполно без других частей.

    Цикл представляет собой аналогичный набор произведений, отвечающих тем же условиям, что и в предыдущем случае. Но при этом каждое из них сюжетно завершено и воспринимается читателем как отдельное произведение, независимое от других частей цикла.

    Роман-фельетон по внешним признакам очень похож на сериал, либо цикл. Его придумали французы в второй четверти позапрошлого века. Идея состояла в том, чтобы печатать по одной главе в каждом выпуске литературного приложения газеты, поддерживая интригу и заставляя покупать читателя и остальную газету.

Особенно здесь отличились Дюма-старший и Чарльз Диккенс. Из русских писателей можно отметить творчество А.С.Пушкина. При этом при прочтении такого произведения целиком, отличие его от сериала, либо цикла, становится весьма заметным.

    Писателями подобных произведений главы завершались на самом интересном месте, создавались, по сути, микрокульминационные моменты. За такой способ привлечения читательского интереса подобных авторов считали тогдашней «попсой».

Особенно, Ч.Диккенса. У него были по тем меркам просто астрономические тиражи, и это вызывало страшную зависть. Кстати, литературные «пираты» того времени очень любили копировать его произведения, а он пытался судиться с ними… Вот такая обратная сторона популярности.

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского