Блог издательства


Дробление действительности и времени в «интеллектуальном романе»

Ужасы Первой мировой войны 1914-1918 годов породили кризис общественного сознания.

Читать полностью

Элементы антиутопии в произведениях Л. Петрушевской, А. Кабакова, Т. Толстой

Антиутопия – жанр литературы, который – в отличие от утопии – рисует крах  идеалов и доказывает невозможность построения общества на основе несбыточных мечтаний.

Читать полностью

«Никто не забыт, ничто не забыто»: поэзия Великой Отечественной войны

Лирика 1941–1945 годов – яркое явление в советской поэзии. Помимо патриотического пафоса она обращает на себя внимание рядом литературных достоинств

Читать полностью

Главные черты французского «романа-реки»

«Роман-река» – общее название для литературного направления во Франции конца 19 – 20 века, которое пришло на смену реализму.

Читать полностью

Секреты литературного мастерства от Б. Снайдера

Блейк Снайдер – голливудский сценарист, автор бестселлера «Спасите котика. И другие секреты сценарного мастерства».

Читать полностью
Другие новости издательства
19.09.2021

Воспоминания о Евгении Замятине

Евгения Замятина в литературном мире прославил роман «Мы», но у него было немало и других достойных внимания произведений. В «Биче Божьем» он рассказывает о вожде гуннов Атилле. Современники Замятина вспоминают его непревзойденные по стилю рассказы и повести. Мы познакомим вас с их воспоминаниями о классике русской литературы.

Юрий Анненков

«Мой самый большой друг». Так называл Евгения Замятина русский авангардист Юрий Анненков. Они познакомились в Северной столице во время Октябрьской революции.

По мнению Анненкова, Замятин – один из тех, кто формировал в новой стране молодую русскую литературу. Он стал организатором класса, где преподавал художественную прозу. Под влиянием Замятина возникла группа литераторов «Серапионовы братья», состоящая из М. Зощенко, В. Иванова, Н. Никитина, М. Слонимского и Л. Лунца, которые считали своими «родственниками» И. Бабеля, К. Федина и Б. Пильняка.

Герой нашего сегодняшнего рассказа стал основателем литературной академии при питерском Доме Искусств. Он постоянно устраивал лекции, на которых читал произведения участников группы «Серапионовы братья» и обсуждал литературные проблемы.

Николай Оцуп

Замятина командировали в Великобританию, чтобы он отслеживал, как строится ледокол «Александр Невский», позже ставший «Лениным». Домой писатель вернулся накануне Октябрьской революции.

Поэт Николай Оцуп вспоминает Евгения Ивановича, как выдержанного, волевого и дисциплинированного человека, который всю жизнь упорно работал над собой.

Дмитрий Святополк-Мирский

Когда шла Первая Мировая война, состоялся выход повести «На куличках», за которую на Замятина завели дело, рассматриваемое в суде.

Зел. Штейман

На диспуте в Ленинградском союзе писателей заслушали Евгения Замятина, который призвал бороться с «марксятскими вшами» и русскими критиками с еврейскими фамилиями.

Алексей Ремизов

Писатель Алексей Ремизов не причислял Замятина к «литературным болтунам». Почти тридцать лет Евгений Иванович писал, но все его книги можно «унести подмышкой». Замятин никогда не получал высокие гонорары за свои произведения. Революционером его тоже назвать нельзя.

Настоящее «словесное искусство» Замятина, по мнению Алексея Ремизова, выражено в его «Пещере», «Руси», «Севере» и, особенно, в «Уездном». Лириком Евгений Иванович точно не был.

Пресс-служба ОАММПП

Семь пробоин в борту «Ледокола», или кто повинен в разжигании пожара Второй мировой войны?

Светский иконостас Николая Симкина. Художественно-философская интерпретация 16 живописных полотен

Поэтические размышления

Волшебное лекарство

Шаман

Записки полковника Крыжановского